Татьяна Космынина: зритель верит героине спектакля «Настя, Настя, Настя»

Беседовала Анна Гудым

27 ноября в 19 часов в театре Садама будет показан моноспектакль «Настя, Настя, Настя», который привезёт в Тарту Русский театр Эстонии. Актриса Татьяна Космынина воплотит на сцене пьесу Аси Волошиной «Мама». В интервью нашей газете Татьяна рассказала о том, как родился спектакль и почему зритель верит героине.

Спектакль представляет собой исповедальный монолог героини Ольги, который адресован скончавшейся много лет назад маме. Умирая, та написала дочери 24 письма, которые Ольга открывает по одному в каждый день рождения, и сегодня – в день, когда происходит действие пьесы, перед ней – последнее…

Таня, лично для вас какие моменты в спектакле самые сильные?

Тут надо начинать сначала – с января этого года, когда мы получили задание от нашего руководства в рамках творческой лаборатории представить современный драматический текст, чтобы потом его можно было сыграть на сцене нашего театра. И тогда я обратилась к своим друзьям из России – у меня много однокурсников в Санкт-Петербурге и Москве. И мне прислали огромное количество разных пьес. Почти на два гигабайта. Я читала по две-три страницы и закрывала. Всё было «не мое». Я ужасно тосковала, пока не наткнулась на этот текст.

Пьесу «Мама» Аси Волошиной я прочитала чуть ли не за полчаса с телефона, просто «проглотила» её. Не знаю, какая тема меня так затянула. Наверное, все. И прежде всего то, как этот текст написан. Когда его читаешь, тебя не покидает ощущение подлинности. Кажется, будто человек говорит это здесь и сейчас, будто я слышу этот голос и верю тому, что он говорит. Не откликнуться было просто невозможно.

Я решила взять его в «лабораторную работу», и по реакции людей поняла, что не одна я такая сумасшедшая, текст находит отклик во всех. Ася написала настоящее, выдающееся произведение.

Теперь после спектакля ко мне подходят люди, благодарят за мою искренность. А я развожу руками, пожимаю плечами и думаю, что я паразитирую на этом тексте. Потому что не я такая искренняя, это текст такой искренний. Драматург смогла сделать историю исповедальной, бесконечно откровенной и начисто лишённой лицемерной пошлости. Вам ни разу не становится стыдно и неловко, хотя человек – лирическая героиня, назовем её так – буквально полощет перед вами свою душу.

В спектакле затрагиваются очень интимные темы, отношения мамы и дочери. Не будет ли мужчинам скучно?

Я не могу сказать, что мужчинам не стоит приходить на спектакль или что он был сделан исключительно из расчёта на женскую аудиторию, но по отклику в зале я вижу, что женщины на него больше реагируют. Впрочем, женщины на всё ярче и активнее реагируют…В Малом зале, где играется этот спектакль, мы не выключаем полностью свет, потому что мне нужно видеть глаза публики. Я должна понимать, слушают меня или нет. Как бы ни казалось странным, но любой монолог в театре – это всегда диалог по своей сути, диалог с публикой. Зрители отвечают мне своими глазами, слезами, смехом, тем, следят ли внимательно за мной или, наоборот, отворачиваются от меня, прячутся в телефонах – такое тоже бывает. И в зависимости от того, какая публика сегодня пришла, такой, в общем-то, будет и спектакль.

Для какого возраста предназначен ваш спектакль?

Я очень надеюсь, что детей не будут приводить. Я бы поставила границу 16+. Не то, чтобы в спектакле было что-то такое, чего дети не знают, просто мне кажется, что детям пока не время разговаривать на такие темы и обсуждать их. Вернее, я не готова обсуждать их с детьми. А вот молодым людям от 16 лет – пожалуйста! Очень даже можно.

В этом моноспектакле на самом деле на сцене вас будет двое?

Строго говоря, моноспектаклем его назвать нельзя. На сцене со мной всегда – музыкальный руководитель театра, композитор Александр Жеделёв, который играет мамины письма. Играет в прямом и переносном смысле этого слова – как музыку. Как нашу героиню всю жизнь сопровождают мамины письма, так и меня на сцене сопровождает музыка: иногда мешает, иногда помогает, иногда поддерживает, иногда заглушает, но она со мной всегда. Без неё невозможно. Фортепиано – это метафора голоса мамы, постоянный диалог с ней.

Сам по себе текст очень музыкальный, временами это почти стихи. Вместе с актрисой Мариной Маловой, специалистом по сценической речи, мы очень бережно и внимательно работали с текстом, он хрупкий, его очень легко «переиграть», сломать. Текст для нас священен. Наиболее эмоциональные моменты выражены через пластику, пантомиму, репризы, которые сочинил для меня Даниил Зандберг. Декораций в привычном понимании нет, сценическое пространство организуем светом, художник – Антон Андреюк.

Сможет ли посмотреть спектакль эстонский зритель?

Да, мы организуем синхронный перевод спектакля на эстонский язык – как и всех остальных спектаклей Русского театра.

 

*Русский театр привезёт в Тарту также музыкальную комедию «Женитьба», которая будет показана 4 ноября в 18 часов на сцене театра «Ванемуйне».

 

На фото Татьяна Космынина в роли Ольги. Спектакль Русского театра по пьесе Аси Волошиной «Мама».

Фото: Николай Алхазов

 

Please follow and like us:
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *