Руфина Ноор: «Моя мечта сбылась»

Людмила Шульц

В числе награждённых ежегодными премиями театра «Ванемуйне» – народная артистка Эстонской ССР, прима-балерина Руфина Ноор, создавшая на сцене тартуского театра яркие образы разноплановых героинь в трёх десятках хореографических постановок.

Руфина Ноор танцевала партию Маши в «Щелкунчике» Чайковского, солировала в «Жизели» Адана, запомнилась зрителю в роли Мари в «Тийне» Аустер, Сванильды в «Коппелии» Делиба, Марии Стюарт в одноимённом балете Шендероваса. За роли Сванильды, Маши и Марии Стюарт Руфина Ноор была удостоена ежегодных премий Театрального союза ЭССР. Завершив свою сольную карьеру, балерина продолжает служить в своём родном театре: с 1991 года в качестве репетитора, педагога, ассистента постановщиков как балетных, так и оперных спектаклей.

«Этот дом мне приснился во сне…»

Руфина Ноор (до замужества Козлова) окончила Таллиннское хореографическое училище, куда поступила в далёком 1960 году. Было тогда Руфине всего одиннадцать лет.

Семья её жила на Крайнем Севере в шахтёрском посёлке под Норильском. Как-то посмотрела маленькая Руфа фильмы-балеты, в которых танцевала знаменитая Галина Уланова – сначала «Лебединое озеро», потом «Жизель», – и загорелась желанием стать балериной. Руфине повезло: в Норильске тогда открылся балетный кружок, где азам хореографического искусства девочек обучала Маргарита Арпо. Она была из ссыльных, сама родом из Одессы, а ее муж, эстонец, из Вильянди. Позже, получив разрешение на выезд, чета Арпо уехала в Эстонию. Вскоре от Маргариты пришло письмо, в котором она предложила родителям Руфины отправить дочь на учебу в Таллиннское хореографическое училище, пообещала, что будет опекать девочку и подыщет ей жилье.

Провожая Руфину на самолёт, её мама не смогла сдержать слёз: ребёнку всего одиннадцать лет, маленькая, худенькая, как она будет там одна, вдали от своих близких? Вместе с Руфиной поехала поступать в Таллиннское хореографическое училище ещё одна девочка из Норильска.

В училище их приняли, и супруги Арпо надеялись уговорить родственников взять к себе маленьких квартиранток. Вместе с ними девочки отправились по первому адресу.

Руфина Ноор вспоминает: «Каково же было мое удивление, когда перед моими глазами предстал точно такой же дом, что приснился мне перед отъездом в Эстонию. Деревянный, красно-коричневого цвета. Раньше я таких не видела. В сновидении двор, где я сидела на скамейке, был освещён солнцем. И что странно: я общалась с окружающими на незнакомом мне языке, и все меня понимали…»

Сон, который оказался вещим, запомнился Руфине на всю жизнь. Однако в этом доме ей не суждено было жить. Далеко не молодая родственница мужа Маргариты Арпо не решилась взвалить на свои плечи ответственность за малолеток. Приютила будущую приму-балерину и её подругу семья, в которой воспитывались две девочки, одна из них была ровесницей Руфины, другая – на три года старше. Им-то и удалось уговорить свою маму взять к себе русских девчушек: «У нас плохие отметки по русскому, а с ними мы выучим этот язык».

Трудности адаптации

«Особенно сложным был первый год жизни в Эстонии, –вспоминает Руфина Ноор. – Во-первых, нужно было привыкнуть к совершенно другой для меня пище. В моём детстве зимой в Норильск самолёты редко летали. Из-за сильных морозов. Сейчас, конечно, всё иначе. Так что мы питались сушёными овощами (картошка, лук, свекла), к нам доставляли их в огромных прессованных кругах. Молоко, сметана – в порошке. Когда я попробовала в Эстонии натуральные молочные продукты, они мне не понравились. Единственно, что я ела с удовольствием, это супы и жареную картошку. К зелёным свежим салатам первое время вообще не притрагивалась. То есть я потихонечку училась есть ту еду, что здесь была».

Поначалу возникали недоразумения и из-за языкового барьера. Дочки Армильдэ, в доме которой жила Руфина, хоть и слабо владели русским языком, но с ними можно было общаться, немножко, хотя и плохо, говорил по-русски их отец. А вот сама «тётушка Армильдэ» (так звала её Руфина) – по-русски ни слова. Поэтому на всякий случай она выписала для себя русские бранные слова. А вдруг приезжая девочка в сердцах её обругает? «Но у нас в семье, – поясняет Руфина, – даже отец никогда не употреблял нецензурных слов, не говоря уже обо мне».

Моей собеседнице припомнился один забавный случай. Как-то воскресным утром собирались они с младшей хозяйской дочерью в кино. Руфина принялась заправлять свою кровать, но её одернули: «Оставь как есть, мы опаздываем». На что Руфина возразила: «Нет, я должна застелить постель. Моя мама учила, чтобы всё всегда было аккуратно». Неожиданно в дверном проёме появилась хозяйка: «Руфа, ты и года не прожила в Эстонии, а уже научилась ругаться…». Оказывается, она русское слово «аккуратно» восприняла как фразу на эстонском языке с упоминанием чёрта («А, курат но …»).

По первоначальной договорённости девочкам предоставили жильё лишь на год. Через полгода подруга Руфины, не справившись с учёбой, уехала домой. А будущая легенда эстонского балета прожила в доме «тётушки Армильдэ» девять лет, вплоть до окончания хореографического училища.

Вместо «Жизели» – «Доктор Айболит»

Весной 1969 года без пяти минут балерина с дипломом Руфина Козлова стояла перед выбором, какое из поступивших предложений на работу предпочесть: театр «Эстония» или Литовский национальный театр оперы и балета. Но самым заманчивым оказался третий вариант. Возник он совершенно неожиданно.

После экзамена по классическому танцу, который проходил в театре «Эстония», Руфина и её однокурсница Алла Удовенко спускались по лестнице на первый этаж, и тут их догоняет тогдашний балетмейстер театра «Ванемуйне» Юлло Вилимаа: «Девочки, а давайте к нам в «Ванемуйне». В следующем сезоне у нас в репертуаре будет «Жизель», я пригласил постановщика». В общем, пообещал он им две главных партии: Руфине – Жизель, а Алле – роль Мирты. «У меня рот открылся от удивления: как, я буду танцевать Жизель?! Это же давнишняя моя мечта», – с улыбкой рассказывает Руфина. Решение было принято мгновенно: только в «Ванемуйне». Но в Тарту девушек ждало разочарование: первые роли, которые им доверили, были обезьяны в балете «Доктор Айболит». А Жизель Руфина все-таки станцевала – спустя три года после прихода в театр.

25 января у Руфины Ноор день рождения. Трудно представить, что этой стройной подтянутой женщине через год будет 70. В 2019-м у прославленной балерины «Ванемуйне» – двойной юбилей: исполняется 50 лет её работы в тартуском театре.

Руфина Ноор. Фото: частный архив

 

Please follow and like us:
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *