О народной песне

Виктория Неборякина, руководитель Центра развития социального капитала (ТСКА)

Возможно, в школе вам приходилось отвечать на вопрос – какие народные песни вы слышали или знаете? Но если спросить об этом сейчас, скорее всего, сразу и не вспомнишь ни жанры, ни какие-либо строки или названия, разве что придёт на ум пара особенно известных всем песен. 

А ведь еще недавно можно было по праву говорить, что «едва ли есть в мире народ певучее русского… Он поёт, когда ему весело, поёт, когда ему грустно. Когда общее дело или общая забава соединяет многих – песня раздаётся звучным хором. <…> На все времена года, на все главные праздники, на все главные события семейной жизни есть особые песни, носящие в себе печать глубокой древности» (Петр Киреевский). 

В песне радость, в песне горе, 
В песнях и весельице.
Только в песнях нахожу 
Сердечку утешеньице.

Казалось бы, это не проблема: традиции возникают и сходят на нет, так было, есть и будет.  Вот для примера частушка: 

Как на Думной на горе 
Ребята судят о царе.
А чего о нём судить? 
Без него можно прожить!

Частушки возникли, оказывается, только во второй половине XIX века. Их появление вызвала потребность отразить всё новое, что появилось в быту, хозяйстве и сознании прежде всего молодых людей. Потребность поделиться отношением к переменам и, как говорят теперь, вызовам, вылилась в традицию составлять короткие, «частые» песни, которые существенно изменили привычку петь протяжные и долгие песни. 

Почему же именно молодые тогда стали сочинять и петь частушки? Возможно, оттого что появилась у многих возможность любить и быть любимыми, жениться по любви и осознавать те новые чувства, которые молодые испытывали? Частушки учили справляться со своей субъектностью в отношениях. В частушках на пути у молодых стояли препятствия, конфликтные ситуации, которые в зависимости от характера персонажа и социально-бытовых условий по-разному разрешаются, к радости и печали людей. 

Можно подумать, частушки ушли из нашей жизни потому, что нет у этого жанра очень давних и глубоких корней в русской культуре. Традиционные русские песни не знали рифмы как обязательной нормы при организации текста, не придерживались строгой метрической системы, свойственных литературной поэзии начиная с конца XVIII века, а вслед за ней и распространившихся в новом песенном жанре. Но всё же их нельзя противопоставлять старинным русским песням. Формы коротких припевок существовали, но носили утилитарный, обрядовый характер. А частушки – «чистая» лирика, поются одна за другой без разбору: «Я частушку на частушку как на ниточку вяжу». Но как и любую народную песню, частушку нельзя понять без знания символики, образной системы. Именно традиционная песенная символика помогла частушкам освоить особенности народно-поэтического мышления, а с другой стороны – способствовала подъёму частушек на уровень высших образцов народной лирики (Ф. Селиванов). 

Важно, что частушки были главным жанром крестьянской лирический поэзии в последнее столетие. Они – поэтический голос русского крестьянства, являвшегося основным носителем этнической культуры. И теперь ясно, отчего частушки появились. И почему они почти исчезли из нашего культурного пространства, тоже понятно: крестьянство как феномен становилось всё менее значимым, на исторической арене появились новые силы, со своим укладом и своими формами самовыражения, традициями. 

Во времена моей молодости мы еще складывали куплеты и стишки на злобу дня. Хотя эти тексты были, скорее, сродни агиткам и просветительским частушкам, таким, как пели (и нынче поют) в КВНе или на других молодёжных мероприятиях советской эпохи. А частушки, выражающие народный склад мышления и чувства?! Их мы, городские, почти не слышали и не знали. Впрочем, может, выродились или сохранились частушки в авторской песне? Ведь удивительно сильное влияние на многие поколения русских людей оказывают они, и тоже появились как будто сами по себе. Или рэп – это частушки XXI века? Об этом хочется подумать отдельно. 

Эта статья затевалась всё же с другой целью: хотелось провести маленькое исследование и найти аргументы в пользу сохранения народной песни в нашей каждодневной жизни здесь, в Тарту.  Есть ли объективные предпосылки для возрождения интереса к хоровому пению у русских людей? Есть ли ещё для этой традиции место на нашем культурном поле? Я не о тех эстрадных исполнителях, что поют со сцены, а о нас самих.

В общинной библиотеке ТСКА есть библиотека русского фольклора, собрание русских народных песен, есть сборники народных песен. И есть люди, сохраняющие традицию совместного пения. Но средний возраст певуний из «Серебряного родника» – за 70 лет. И мы очень ждём тех, для кого песня – та ценность, ради которой и после работы найдутся силы, потому как питает эта песня лучше пищи, потому как с ней можно выразить свои чувства и мысли, о многом сказать и о чём-то намекнуть.

Репетиции ансамбля «Серебряный родник» проходят по вторникам с 16.15 до 18.00. Мы начали разучивать новый репертуар с новым руководителем Валентиной Рохиоя и планируем вскоре подготовить цикл концертов в содружестве с другими русскими ансамблями и хорами Южной Эстонии.  

Самое время, дорогой читатель, вспомнить, как сладко и важно петь вместе. 

В статье использованы тексты, опубликованные собирателем русских народных песен, одним из основателей русской фольклористики Петром Васильевичем Киреевским.

Фото из архива Виктории Неборякиной

Please follow and like us:
0