«Музыка листопада» – песня на три голоса

Всего пара дней осталась до начала IX международного фестиваля авторской песни «Музыка листопада» в Тарту. Месяц назад мы писали о фестивале и его гостях. Теперь же решили познакомить вас с теми, кто делает этот фестиваль. Пульс и душа фестиваля – Людмила Месропян, но одной организовать столь внушительное событие не под силу. Этой симфонией дирижируют три прекрасных женщины. Знакомьтесь! Людмила и её дочери, Анаит и Зара.

Если бы вас спросили, каково призвание женщины в настоящей армянской семье, то вы вряд ли подумали бы о проведении международных фестивалей в Тарту. Тем не менее уже многие годы вся семья Месропян дружно готовит для Тарту этот прекрасный праздник и главные скрипки в этом оркестре принадлежат именно женщинам, хотя помогают все, и мужья, и дети.

Фестиваль длится три дня – я пятницы по воскресенье. Однако это тот фестиваль, который видит зритель. На самом же деле подготовка начинается за полтора года – с написания проекта, а заканчивается спустя несколько месяцев после окончания фестиваля – отчётами. Помимо непосредственно художественной программы, приглашения гостей, бронирования помещений, нужно заниматься также оформлением и печатью буклетов и прочих материалов, договариваться о фото- и видеосъёмке, организовывать зарубежным гостям транспорт, проживание, питание, досуг вне концертов, экскурсии, творческие вечера, заказывать цветы и многое-многое другое.

Помощь приходит сама

У Людмилы есть целая команда добровольцев, на которых можно положиться: «Эти люди сами появились в моей жизни, они просто подошли и сказали, что готовы помочь. Так и остались, в принципе, со второго фестиваля, поскольку первый был пилотный и никто о нас особо не знал. Кто-то отвечает за книги и диски, кто-то стоит при входе в зал, кто-то снимает на видео, кто-то фотографирует, есть люди, которые распространяют билеты, потому что самое сложное – это привлечь зрителя. Я думаю, что в зале больше половины слушателей – это люди, которые пришли по приглашениям, бесплатно. Мы сотрудничаем с гидами, которые из года в год проводят для гостей экскурсии – это Ольга Эйнасто, Елена Караева и Ярослава Шепель», — рассказывает она.

Дочери с юных лет стали опорой в организации фестиваля. Как удалось привлечь молодых девушек? «Они просто должны были помочь маме. Они работали как маркетологи, как менеджеры – учились писать проекты, наровне со мной всё познавали. И мне кажется, что эта работа их многому научила в профессиональном плане. По крайней мере, тот подход к работе, который был выстроен изначально и по большей части контролировался мною, мне кажется, он научил их выстраивать и свои рабочие дела вне фестиваля. Анаит занималась рекламой, газетами, статьями, пресс-релизами и контактом с организациями, а Зара отвечала за то чтобы при входе продавать билеты, работать со зрителями», — рассказывает Людмила.

Младшая дочь Зара вспоминает, что хотя в юном возрасте она не могла в полной мере оценить мамины увлечения – ни авторскую песню, ни театр, – но при этом скучно не было никогда: «Мне было 13 лет, я ничего особенно ни в театре, ни в авторской песне не понимала. Но поскольку я ходила в музыкальную школу, я пела вместе с мамой. Мне было интересно, но так, как следовало понимать театр и такие песни, я начала понимать их всё-таки попозже. Однако я знакомилась с интересными людьми, и это многое дало мне», — рассказывает Зара.

Первый живой концерт

Людмила вспоминает, что организация её первого «живого» концерта была полностью инициативой старшей дочери: «Анаит устроила первый мой концерт в 2004 году по своей инициативе – она ещё совсем девчёнкой работала волонтёром в ЮНЕСКО, и ЮНЕСКО устраивало мой первый и второй концерт в Тартуском городском музее. Поэтому она – инициатор того, чтобы я выходила на сцену».

«Мне было тогда 23 года, и так как мама уже года два как давала 3-часовые концерты в интернете, в голосовом чате или Skype, то мне показалось, что пора ей выходить в реальный мир», — говорит Анаит. На вопрос о том, волноваласьли она за маму, отвечает: «Я могу волноваться за её здоровье, но за её успех – никогда. Мама справится со всем, это я уяснила ещё в детстве».

Анаит в прошлом году не могла приехать на фестиваль, поскольку переехала с семьёй в Голландию, однако она уже купила авиабилеты, чтобы прилететь на нынешний фестиваль. Тем не менее работа над фестивалем не прерывалась: «Всё необходимое я делала дистанционно. Всё что нужно мне для выполнения своей роли – это интернет, телефон и компьютер. Хотя суеты не хватало. Мне нравятся люди, которые приезжают на фестиваль – в дни фестиваля ты видишь результат проделанной работы. В этом есть какая-то завершённость».

Мужья – надёжная опора

Хотя в авангарде фестиваля и стоят женщины, тылы надёжно прикрывают мужчины: «Муж делает всё, что необходимо для фестиваля и других мероприятий в течение года – вся физическая работа, отвезти-привезти, забрать вещи. У меня есть два зятя. И муж Анаит Хованес, мой армянский зять, и мой эстонский зять, муж Зары Оскар. Они оба мне помогают и числятся у меня в команде – часто встречают гостей в аэропорту и привозят их в Тарту, и делают другую работу. И когда мой эстонский зять увидел буклеты, где с этого года Анаит значится уже руководителем MTÜ, Зара – координатором и менеджером, а Оскар – просто команда, он говорит: «А почему вы не написали, что я грузчик?». А в этом году и сын здесь, так что он тоже помогает. Они в тени, но они выполняют очень важную часть работы. И впервые фестиваль «от и до» мой муж Артур посмотрел только в прошлом году».

На вопрос о том, как муж реагирует на необходимость помогать с фестивалем, Анаит ответила: «Ворчит и мобилизуется! (смеётся). Отпуск приходится брать только на дни фестиваля и ровно на неделю. Он с детьми почти меня не видит и вместе с братом по несчатью – Оскаром, выполняют все поручения, если возникает что-то срочное в дни фестиваля».

Зара смеётся, что её мужу-эстонцу поначалу было нелегко: «Первое время он думал, что мы всё время ссоримся. Но я ему объяснила, что мы просто так эмоционально общаемся. Но он очень быстро привык и хорошо вписался. Он очень помогает и с удовольствием слушает концерты. Плюс у нас очень много местной эстонской авторской песни. Частично он знал местных авторов, частично познакомился с творчеством и он тоже получает удовольствие. Ему больше нравятся юморные песни, их ему легче понимать на русском».

Дети – талисманы

Участие в фестивале принимают и дети девушек – сыновья Анаит Аршак и Галуст, а также самая юная участница – дочь Зары Моника. Обычно фестиваль вместе с татой (так все внуки зовут Людмилу, «тата» – это от «татик», что с армянского означает «бабушка») открывает старший внук Аршак. Но в этом году на сцену вместе с татой выйдет внучка. Мы спросили Зару, не боится ли она, что дочь может испугаться такого скопления людей, но она полна оптимизма: «Нет, она в этой атмосфере с рождения. У нас семья большая, шумная, мы все через это проходили и ей некуда деться от этого».

Не волновался ли Аршак, первый талисман фестиваля, перед выходом на сцену? «Перед его выходом на сцену я сама очень волновалась, а он спокойно вышел, одну руку держал в кармане, другую положил на микрофон, и прочёл стихотворение Юнны Мориц. Тогда я поняла, что он совершенно комфортно чувствует себя на сцене», — вспоминает Анаит. А что же Галуст? Не ревнует? «Галуст не так комфортно себя чувствует на сцене, но при этом он знает все стихи и песни наравне с Аршаком. Я сомневаюсь что оба они понимают, что такое «символ» или «талисман» фестиваля. Я ждала Аршака, пока мы только задумали и готовились к первому фестивалю. Галуст младенцем в дни фестиваля лежал на рояле среди осенних листьев и яблок, которые ежегодно приносят наши зрители. Можно сказать, что они росли на глазах у постоянных зрителей фестиваля», — рассказывает Анаит.

Анаит, во время фестиваля вы чувствует себя больше семьёй или сплочённой командой? «Если бы мы не были сплочённой командой, фестиваль не продлился бы так долго. У нашей команды довольно крепкий клей. ДНК называется. (смеётся)  У нас у каждого чётко распределены роли, в какой-то степени с дополнительной инструкцией мы можем подменить друг друга, особенно мы с сестрой. Только маму подменить тяжелее, так как мы с Зарой совершенно не разбираемся в авторской песне! (смеётся)».

Анаит, фестиваль «мамин» или «ваш»? «Мамин. Мы с Зарой наслаждаемся процессом и всей этой организационной суетой, но в последний день фестиваля начинаем тихо ненавидеть людей с гитарами (смеётся). Я и Зара – мы организаторы, это то, чем мы живём, нам с ней всё равно, что организовать концерт, фестиваль, вечеринку, бойцовское шоу, туристическую компанию или медицинскую клинику, дайте только контент и бюджет. В случае фестиваля, контент – это мама. Она любит жанр, она в нём хорошо разбирается, она отбирает гостей и участников фестиваля, она выстраивает программу. Без неё фестиваля просто не будет. Так что да, фестиваль мамин, а мама – наша!»

Зара, Вам часто приходится эмоционально поддерживать маму? «Да, потому что она у нас эмоциональная, но не любит это показывать на публику. У неё есть правила на фестивале, которые довольно чётко должны соблюдаться, и если кто-то не хочет этого делать, то морально это довольно сильно выматывает».

Сходите на «Музыку листопада» в первые выходные октября, проникнитесь атмосферой авторской песни и вы поверите, что будущее у жанра и у фестиваля есть!

Беседовала Анна Гудым

Зара (в белом) и Анаит. Фото из архива семьи Месропян.

Please follow and like us:
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *