Личный опыт: как я выбирала школу для своего ребёнка

Ксения Георге, мать двоих детей, воспитывающихся в русскоговорящей среде, и социальный педагог, рассказала нашей газете о том, чем она руководствовалась, выбирая школу и класс для своего ребёнка.

В последнее время, благодаря фильму «14 падежей», тема выбора школы и языка обучения снова активно обсуждается. Однако выбор сложнее, чем показано в фильме.  Выбирать приходится не только между эстонской и русской школой, но и между программами раннего и позднего погружения, и это если говорить только о государственных школах.

Садик на эстонском, а школа?

Я родитель со стажем. Ещё выбирая садик, я решила для себя, что моя дочь будет учиться на эстонском языке. Я хотела, чтобы она избежала тех проблем, с которыми столкнулась в своё время я, приехав в Тарту учиться в университете без достаточного знания эстонского языка. У меня не было никаких конкретных знаний о языковом погружении, был только мой личный опыт, опыт моих друзей и твёрдая убежденность, что изучать языки надо начинать как можно раньше.

Дочка ходила в эстонскую группу и прекрасно справлялась и с русским, и с эстонским языками, и когда пришло время выбирать школу и класс, оставалось только решить, в какую школу идти – в эстонскую или в русскую по программе раннего языкового погружения.

На примере знакомых, которые оканчивали эстонские школы, я видела, что они прекрасно владеют эстонским языком, но есть что-то, чего они были лишены, учась в эстонской школе. Я не хотела рисковать. К тому же хотелось, чтобы у моего ребёнка была возможность изучать русский язык как родной и русскую литературу в полноценном объёме. По этим причинам восемь лет назад я остановила свой выбор на раннем языковом погружении в русской школе.

Ксения Георге.
Фото: частный архив

Опыт – дело наживное

Сейчас, когда у меня растёт сын, я уже больше знаю о языковом погружении. Свой выбор я делаю более осознанно, но выбор остаётся прежним. Только теперь я опираюсь не только на собственный опыт, но и на информацию из научных статей и исследований. Мне кажется, что эстонские школы не совсем готовы принимать русскоговорящих детей. Этому есть несколько причин.

Это и отсутствие ресурсов, как финансовых, так и человеческих, поскольку сейчас нет достаточного количества специалистов, которые могли бы обеспечить во всех школах работу опорного центра и на русском, и на эстонском языках. Это и неоднозначное отношение некоторых родителей учеников эстонских школ к тому, что их дети учатся в одном классе с русскоговорящими детьми. Для себя я решила, что, отправляя ребёнка в эстонскую школу без достаточного знания языка обучения, я заведомо ставлю его на более слабую позицию, чреватую и проблемами с социализацией.

Кроме того, исследования в рамках проекта «Иноязычный ребёнок в школе Эстонии» показали: эстонcкие школы недостаточно поддерживают развитие академических способностей у русскоговорящих детей; в эстонских школах отсутствует единая система помощи русскоговорящим ученикам; и, к сожалению, в школах по-прежнему очень много учителей, у которых не хватает знаний и навыков для работы с детьми, недостаточно хорошо владеющих языком обучения.

Разные программы погружения

Стоит отметить, что позднее погружение подходит для более мотивированных и способных детей. Программы раннего погружение применимы к детям с любыми способностями. К тому же исследования показывают, что ребёнку легче усвоить новый язык в возрасте до 10 лет. Таким образом, самый рациональный выбор, на мой взгляд, это программа раннего языкового погружения.

Также для меня было важным, чтобы школа могла научить ребёнка понимать обе культуры. И Тартуская гимназия Аннелинна прекрасно с этой задачей справляется.

Хочется надеяться, что когда-нибудь наше общество созреет для широкого применения двустороннего языкового погружения.

Фото: Pixabay.com

Please follow and like us:
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *