В Тартумаа планируется построить целлюлозный завод: что радует и что пугает местных жителей?

Анна Гудым

Уже через четыре года на берегу Суур-Эмайыги в Тартуском уезде может появиться крупный современный целлюлозный завод, который должен предоставить около 200 рабочих мест, а также более 700 мест в других отраслях. О том, каким будет это предприятие, какие блага принесёт региону и что заставляет волноваться защитников природы, мы спросили у члена правления Est-For Invest OÜ Маргуса Кохава и представителя инициативной группы Общества микрорайонов Тарту Аско Тамме.

По словам Маргуса Кохава, OÜ Est-For Invest планирует построить в Эстонии самый современный в Европе деревообрабатывающий завод. По оптимистичным прогнозам, завод сможет начать работу в конце 2022 года. «По реалистичному сценарию, – предполагает представитель фирмы, – завод начнёт работать в конце 2023 года. Это обусловлено тем, что процесс государственной особой планировки затянулся по независящим от нас причинам».

Конкретное местоположение завода выяснится в ходе государственной специальной планировки, на основании которой будет найдено подходящее место в районе реки Суур-Эмайыги, где, в том числе, имеется и хорошее железнодорожное сообщение. Подходящие места есть на расстоянии до 10 км от реки, причём как вверх, так и вниз по течению относительно Тарту, отмечает Кохава.

Завод будет производить различную биопродукцию – целлюлозу, гемицеллюлозу, талловое масло, зелёную электроэнергию и другие биоматериалы. Объём производства завода может составить до 750 000 тонн биопродукции в год. Из продукции завода в будущем можно будет изготавливать различные биоматериалы для автомобильной, косметической отрасли, индустрии моды и фармакологии.

Оценочная стоимость постройки завода – чуть более 1 миллиарда евро.

Маргус Кохав рассказал о влиянии завода на экономику региона.

Мы заказали исследование социально-экономического влияния в центре прикладных исследований CentAR. Завод обеспечит работой примерно 200 человек: большая часть из них – это специалисты с высшим образованием. Обслуживание завода создало бы ещё 700-900 дополнительных рабочих мест по всей цепочке, прежде всего в лесной промышленности и логистике.

Работающий завод приносил бы государству 11-12 млн в год прямой прибыли в виде налогов. Для сравнения: бюджет города Эльва в 2017 году составил похожую цифру. Завод создал бы непосредственно 210-270 млн евро дополнительной стоимости в год. Таким образом завод увеличил бы объём валового внутреннего продукта Тартуского уезда на 10-12% по сравнению с 2016 годом.

Кто инициаторы строительства?

Все инициаторы идеи строительства деревообрабатывающего завода, то есть инвесторы и члены правления Est-For Invest, учились в Тартуском университете или в Эстонском университете естественных наук. Будущее Тарту нам не безразлично.

Поэтому вопросы окружающей среды для нас очень важны. Мы хотим собрать даже больше информации, чем этого требует закон. В декабре эксперты Таллиннского центра Стокгольмского института окружающей среды представили исследование, которое даёт оценку влиянию завода в части эмиссии СО2. Исследование показывает, что завод уменьшил бы производство CO2 из полезных ископаемых в Эстонии. Производство биомассы отличается от других производств, потому что позволяет связывать углерод в продукцию. Кроме того, производство рядом с источником сырья уменьшило бы количество углекислого газа, вырабатываемого при транспортировке – грузовые автомобили, везущие сейчас лес в эстонские порты из Южной Эстонии, могли бы отправляться сразу на деревообрабатывающий завод, что гораздо ближе, а большая часть сырья для завода прибывала бы по железной дороге. Больше всего окружающая среда выиграла бы потому, что часть производимой электроэнергии из полезных ископаемых была бы заменена на возобновляемую энергию. Планируемый завод увеличил бы производство возобновляемой энергии в Эстонии на 48%. Всего завод уменьшил бы углеродный след в Эстонии на 1,6% по сравнению с уровнем 2015 года.

Однако эксперты видят в работе будущего завода риски и выдвигают несколько возможных проблем. И прежде всего – экологическую.

В связи с этим в ноябре прошлого года появилась инициативная группа Общества микрорайонов Тарту, в создании которой приняли участие общество Аннелинна, общество Ихасте, общество Карлова, общество Супилинна и общество Тяхтвере. По их оценке, «информирование общественности со стороны Est-For Invest и государства, включая Министерство окружающей среды и Министерство финансов, не является достаточным».

«На общем круглом столе мы решили, что о заводе известно непозволительно мало. С одной стороны, планирующие строительство завода лица не особенно хотели делиться содержательной информацией, а с другой – государство приняло важные решения, оставив граждан, а точнее тартуских граждан, практически без информации. Более конкретную информацию о том, что нам не нравится, можно получить из открытого письма на русском языке на странице www.tartlane.ee. И исправить ситуацию можно только путём предоставления людям всесторонней и независимой информации. Темой первого нашего семинара (состоялся 15 января. – Прим. ред.) стала «Лучшая из возможных технологий» («Best available technic»), на нём выступили эколог Вирве Сыбер от общества Супилинна, а также Юхан Руут из Hendrikson ja Ko, которые являются консультантами по планированию инвесторов будущего завода. Мы не хотим и не можем повлиять на строительство завода, но намерены предоставить людям как можно больше независимой информации», – говорит представитель инициативной группы Аско Тамме.

Отвечая на вопрос о том, какие опасности общества микрорайонов видят в строительстве завода, Аско Тамме ответил, что основные вопросы – это будущее эстонских лесов и реки Эмайыги, а также судьба жителей Тарту. В открытом письме читаем: «…крупнейшее в странах Балтии лесоперерабатывающее предприятие под боком Тарту угрожает чистому воздуху города и зелёной среде обитания, что, в свою очередь, может негативно повлиять на международную репутацию города и существенно уменьшить интерес иностранных преподавателей и студентов к работе и учёбе в Тарту. Ухудшение окружающей среды очевидно повлияет на туризм и цену недвижимости».

В связи с этим мы решили параллельно обсудить ряд вопросов с представителем Est-For Invest Маргусом Кохава и представителем инициативной группы Аско Тамме.

Лес

А.Т.: Основная опасность заключается в том, что заводу требуется так много древесины (3,3 млн кубометров в год), что в Эстонии просто не хватит материала, произрастающего в хозяйственных лесах. Естественно, в Эстонии растёт намного больше леса, но если мы около 1/3 всей поросли будем отдавать на варку целлюлозы только на одном заводе, то что будет делать остальная промышленность, использующая берёзу, ель и сосну? Возникнет очень большое давление на природоохранные зоны.

М.К.: Важно пояснить, что нужное сырьё будет поступать не только из Тартуского уезда и не только из Эстонии – планируемый ареал поставок включает в себя Эстонию и Латвию, и при необходимости также частично Литву и Белоруссию. Из этого региона на данный момент экспортируется сырьё, объём которого более чем в два раза превышает требующийся целлюлозному заводу, поскольку на месте его использовать негде.

Вода

А.Т.: Сложно ответить, насколько опасен завод может быть для реки. Профессор Юло Мандер из Тартуского университета считает, что очень опасен, а профессор Энн Лойгу из Таллиннского технического университета – что может быть и не очень. В таких вещах разумнее быть начеку – так что завод может (но не должен) быть очень опасен.

Завод будет использовать почти 1 кубометр воды в секунду, а отработанных вод будет производить около 0,7 кубометра в секунду, причём воду температурой 35 градусов. Экологическое состояние Эмайыги (и Чудского озера) сейчас плохое – что же нам угрожает? Большая часть рыбы, которая сейчас обитает здесь, не сможет тут жить, а вода, которая и так летом довольно мутная, станет ещё более мутной, а в худшем случае – даже непригодной для купания. В тех зонах, где скапливается загрязнение (в устье Эмайыги, где она впадает в Чудское озеро), может сложиться ситуация, что летом рыба начнёт умирать, поскольку ей не будет хватать кислорода.

М.К.: Вода, используемая для нужд завода, будет проходить процесс очистки до того, как её пустят обратно в Суур-Эмайыги. Правда, один из самых больших вопросов на данный момент – это возможное влияние завода на бассейны реки Суур-Эмайыги и Чудского озера. На него можно будет ответить после оценки влияния на окружающую среду и проектирования заводских технологий, в том числе очистных сооружений. Сейчас мы можем сказать, что промышленные предприятия должны обеспечивать дружелюбное к окружающей среде производство. В Европейском Союзе для этого предусмотрены строгие нормы наилучшей из возможных технологий (PVT), которые обязательны к соблюдению. Завод, который будет загрязнять реку, Est-ForInvest строить не будет. Купание в реке Эмайыги и в Чудском озере, а также употребление в пищу рыбы этих водоёмов должно оставаться безопасным и в будущем. Если исследования окружающей среды покажут, что при имеющейся технологии очистки мы не сможем обеспечить сохранение качества воды на нынешнем уровне, то строительство завода невозможно.

Воздух

А.Т.: Нормы таковы, что неприятный запах, исходящий от завода, допускается в течение всего лишь 15% времени. Что это значит на самом деле, сложно сказать, но летучие соединения от такого производства имеют очень сильный запах и полностью исключить их попадание в воздух невозможно. В придачу к такому неудобству, как раз в неделю ощущать вонь, при ветре с «правильной» стороны часть соединений ядовиты и при долгосрочном влиянии на людей имеют медицинские последствия (аллергии и пр.). Кислотные дожди – это совершенно реальная опасность, правда, они могут возникнуть лишь в результате аварии.

Кроме того, в открытом письме инициативной группы отмечается, что резкое увеличение транспортной нагрузки в окрестностях Тарту создаст такие проблемы, как увеличение потока движения, ухудшение состояния дорог, увеличение загрязнения воздуха, повышение уровня шума.

М.К.: Современные заводы по обработке древесины построены по принципу закрытой системы – плохой запах в окружающую среду не поступает, и запахи на здоровье людей в районе не влияют. Когда мы ездили в Германию на завод Stendal, то мы лично убедились, что закрытая воздушная система процесса производства свободна от запахов. При выходе из автобуса у завода плохого запаха не ощущалось. Всё же от руководства завода мы узнали, что раз-два в год при плановом обслуживание на протяжении пары часов чувствуется запах серы. Но хотим подчеркнуть, что завод Stendal был запущен 13 лет назад. При существующей технологии мы должны будем добиться того, чтобы запаха не было вовсе, даже во время проведения обслуживания раз в год.

Техника

А.Т.: Конечно, технология, которую планируется использовать (производственный процесс, очистные сооружения), может обеспечить то, чтобы выбросы соответствовали нормам. Однако в реальности это очень далеко от настоящей чистоты, и что будет происходить в более продолжительной перспективе, на этот вопрос должны ответить проводящиеся в ходе планирования исследования.

Это не «лучшая техника», а Best available, то есть в принципе, это те процедуры и нормы, касающиеся окружающей среды, при применении которых завод ещё может себя экономически окупать. Некоторые нормы выполнить просто, некоторые сложнее. Но эти нормы точно не гарантируют экологической деятельности, окружающая среда в любом случае пострадает. Вопрос – готовы ли мы с этим мириться.

М.К.: Лучшую из возможных технологий (PVT) должны использовать все заводы, которые работают на территории Европейского Союза, и это является строгим требованием, а не просто красивым словосочетанием. Кроме того, основным постулатом директивы о промышленных отходах является состояние окружающей среды. Отсюда следует, что если самый строгий PVT подвергает опасности окружающую среду, то нужно применять ещё более строгие требования. Так, строители завода должны решить – либо инвестировать в разработку новых технологий, либо вообще не возводить завод.

Инициативная группа

А.Т.: Задача инициативной группы заключается в следующем. Если выяснится, что воздействие завода может быть более существенным, чем политики и другие деятели прогнозировали изначально, то информированные люди могут оказать более серьёзное влияние на политиков с целью отказа от строительства завода. А также поддержать тех политиков, которых в этом случае, возможно, не придётся убеждать и которые гипотетически могут находиться в противостоянии с теми, кто ради краткосрочной (но крупной) выгоды готов на всё.

Наши семинары проходят в Тартуском Доме природы, по адресу Лилле, 10. Два следующих семинара пройдут 14 февраля и 14 марта, начало в 17 часов. Тема февральского семинара – лес, а мартовского – воздух и вода.

М.К.: Конечно, местные сообщества могут принимать участие в обсуждении. По своей инициативе мы организовали десятки маленьких и два больших мероприятия по информированию. Хотя закон нас к этому не обязывает. Вне официального процесса, в частном порядке мы общались со всеми заинтересованными и обращавшимся к нам людьми. В том числе, мы сами провели несколько исследований, чего от нас опять же закон не требовал. Это продиктовано искренним желанием не допустить раскол в обществе и найти ответы на вопросы, которые уже сегодня можно разрешить.

В ходе государственной специальной планировки, к моменту завершения проводимых исследований и их обнародования правительство должно решить, даёт оно разрешение на строительство или нет. После этого будет приниматься решение об инвестициях – инвестировать в завод или нет. По оптимистичным прогнозам, к этому решению мы подойдём в 2019 году, по реалистичным – в 2020-м.

7 марта Тартуское городское собрание на внеочередном заседании обсудит планируемое строительство целлюлозного завода вблизи Тарту.

«Задача городского собрания Тарту заключается в том, чтобы отстаивать благополучие и качественную окружающую среду для города, а также чётко информировать о том, что без учёта позиции города такой вопрос решаться не должен», – подчеркнул председатель городского собрания Ааду Муст.

Горсобранию было передано открытое обращение, собравшее 1433 подписи, в котором выражается озабоченность в связи с возможным негативным влиянием строящегося завода, а также поддержка горуправы и горсобрания в вопросах отстаивания интересов города.

Фото: Pixabay.com

Please follow and like us:
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *